Перейти к основному содержанию

Не пьют спиртное и относятся к женщине, как к королеве: репортаж из Грозного о традициях и менталитете чеченского народа

Еще об одном заметном событии недели пойдет речь. Беларусь посетил глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров. Главными были экономические темы, но это не мешало обмену уважительными комплиментами.

Сегодняшнее общее Беларуси и Чечни и возможные взаимные выгоды стоит рассматривать с двух точек – из Минска и Грозного.

Ольга Осадчая, специальный корреспондент:
Впечатления от встречи Александра Лукашенко и Рамзана Кадырова у чеченских журналистов оказались весьма противоречивыми. С одной стороны, репортеров, безусловно, порадовала насыщенность визита – есть, о чем рассказать, но, с другой, отсюда же возникла и проблема: наши коллеги засняли столько непринужденных моментов, говорящих куда больше строгого протокола, что потом долго думали, как уместить всё в ограниченное эфирное время.

Аза Исаева, шеф-редактор информационно-аналитической программы Чеченской государственной телерадиокомпании «Грозный»:
Жалко было сокращать весь тот сырой материал, который мы смотрели. Честно говоря, мы были приятно удивлены, когда на уровне Президента Беларуси был организован такой грандиозный прием: он с каждым из членов делегации поздоровался за руку.

Впрочем, этот репортаж для Азы Исаевой не ограничился работой на официальных коврах. Чтобы рассказать о перспективах сотрудничества, девушка целый вечер штудировала, какой из белорусских комбайнов самый «урожайный», и в чем фишка МАЗа, привлекшего Кадырова, в том числе, и модельной внешностью.

Аза Исаева:
Немного не женская тема, приходится углублять свои знания. Много чего узнала о Минском автомобильном заводе и о масштабах его производства. Поэтому я очень рада, если это сотрудничество перейдет на уровень, когда произойдет реальная закупка техники.

Те же автобусы Грозному, очевидно, нужны: сегодня по чеченской столице курсируют, в основном, старички-ПАЗики. Наши МАЗы тоже есть, но, по словам местных, только на одном маршруте.

Саид-Магомед Ахмадов, водитель:
Хороший автобус, можно работать, если бы побольше таких, лучше было бы. Едешь – отдыхаешь!

Но отдохнуть в Грозном можно не только за рулем белорусского автобуса, но и на диване, скажем, из Пинска или Молодечно с кружкой брестского молока в руке. Вот только как бы ни старались маркетологи и экономисты, на народном уровне любое сотрудничество еще должно пройти одобрение старейшины. С Анди Махмуд-Алиевичем мы встретились сразу после пятничной молитвы. 

Анди Сайгатов, член Совета старейшин:
Беларусь – это самый гостеприимный и трудолюбивый народ, который уважает не только себя, но и других. Мы их очень уважаем, как и все в Российской Федерации!

В Чеченской республике слово старика, пожалуй, даже выше закона. Это заявление в полицию могут написать, а могут и нет, но к аксакалу обратятся точно. По любому спору. Зная, что он непременно разрешится миром.

Анди Сайгатов:
Ссорятся, расходятся, а мы соединяем их.

Ольга Осадчая:
И ваше слово главное?

Анди Сайгатов:
Да!

В чеченском языке нет слова «Вы» – здесь говорят, что уважают не разговором, а делами. Причем, не только уважают, но и помнят. Ахмат-Хаджи Кадыров – первый глава республики – здесь самый почитаемый и будто родной для каждого чеченца человек. Сумевший остановить кровопролитие и, вопреки всем маститым комиссиям, не допустивший, чтобы Грозный остался в руинах.

Абдулла Истамулов, политолог:
Белорусы для нас – единственная нация, которая с начала Первой чеченской войны к нам относилась не жалостливо, а с пониманием.

Дело отца продолжает Рамзан Кадыров, правда, каждую грядущую стройку чиновники ждут с трясущимся портфелем. Рассказывают, что глава республики любит заезжать на объекты, скажем в 3 часа ночи и, в случае обнаружения халтуры, оставляет министра жить вместе с рабочими в строительном вагончике до завершения проекта. При Кадырове Чечня еще и стала расставаться со стереотипом небезопасного края. По данным Гепрокуратуры России, именно здесь зафиксирован минимальный уровень преступности в сравнении с другими регионами страны. И наверняка свой позитивный градус сыграл тот факт, что чеченцы не пьют. Большинство – даже не пробовали.

Хожбауди Борхаджиев, житель Гудермеса:
Я не знаю, например, какой вкус у спиртного. У нас принято считать, что пить – это зазорно, пить – это позор для любого человека, который должен отвечать за свою семью.

Алкоголь в Чечне можно купить лишь в определенных магазинах, но только с 8 до 10 утра. Возможно, поэтому и семьи здесь крепче? Кстати, четверо детей в республике – абсолютная норма. И за малышами в любом случае будет кому присмотреть: пожилых родителей никогда не оставляют жить в одиночестве, а домов престарелых в Чечне нет по определению.

Хожбауди Борхаджиев:
У любого старика есть близкий родственник, и этот близкий родственник, если он не будет помогать этому немощному старику, позор ляжет на этого человека, потому что он не оказывает ему помощь. И он вынужден это сделать.

Жена нашего героя Айзан Тахировна суетится на кухне и по-доброму ворчит, что не предупредили о приезде: у чеченской женщины, кажется, всегда должен быть накрыт стол человек на двадцать. И супруг даме помогать не станет: у мужчины задачи поглобальнее. Он не просто глава семьи, но и безусловный авторитет.

Айзан Борхаджиева, житель Гудермеса:
Вместе обсуждаем, но глава – он. Как он скажет, так и должно быть.

Не только будущих жен – всех детей в Чечне воспитывают в строгом соответствии с традициями уже с младших классов. Простой пример: если мальчишки подрались на перемене – их не будут расставлять по углам, а проведут настоящую процедуру примирения, как это делается у взрослых в случае кровной вражды. И с кулаками больше никто не полезет: то самое «что люди скажут» здесь важнее любого наказания.

Луиза Токашева, директор математической школы №1 им. Ибрагимова Грозного:
Для нас моральное порицание до сих пор имеет силу большую, чем наказание юридическое. Даже если человек курит, он не будет показывать это в общественном месте, потому что механизм общественного порицания работает.

А вот как работает тот самый механизм «общественного порицания», запросто можно увидеть на любой улице чеченского города. Вот парень и девушка прогуливаются на почтительной в нашем понимании дистанции.

Ситуацию тут же разъясняют два товарища: Арсен и Зубайра. Сделать селфи с приглянувшейся красоткой в Чечне будет считаться верхом распущенности.

Зубайра Тилиев, житель Грозного:
Можно не вечером, а днем выйти и постоять в 5-10 метрах от девушки. Расстояние должно быть.

А за ручку подержать?

Зубайра Тилиев:
Это вообще нельзя! Мы горячие, но мы же сдерживаемся! Всё после свадьбы.

Но это далеко не все традиции, к которым белорусам было бы не очень просто привыкнуть. В Чечне абсолютно исключена ситуация, когда женщине не уступят места в общественном транспорте, правда, и руки даме мужчина не протянет.

Шамиль Арбинин, поэт:
Для нас каждая женщина – королева. Королеве никто руки не подает. Наше уважение именно в этом проявляется. Люди до сих пор не могут понять, почему мы встаем, когда заходит младший или старший человек. Мы всегда встаем. Если он зайдет 22 раза, мы 22 раза встанем.

Но как бы ни различались наши традиции, общими для белорусов и чеченцев остаются очень важные моменты истории, которые два народа переживали вместе, плечом к плечу. Шамиль Арбинин посвятил не одно произведение защите Брестской крепости, в которой участвовали и его предки. И такой цемент, пожалуй, прочнее других скрепляет кирпичи над фундаментом любого масштаба.   

Шамиль Арбинин:
Думаю, что сотрудничество будет на высшем уровне, и ни одна сторона – ни ваша, ни наша – как говорится, не подкачает.