Перейти к основному содержанию

Война в Афганистане глазами писателя Николая Чергинца: большое интервью программы «Картина мира»

Не только наши коллеги по телепространству отмечают на этой неделе круглую дату. Личный юбилей у известнейшего человека – писателя, политика, генерала МВД, воина-интернационалиста, юриста и заслуженного деятеля культуры Республики Беларусь. Николаю Чергинцу – 80 лет.

Николай Иванович, Дом писателей Беларуси находится на Фрунзе. 5, Случайно это или неслучайно: ведь одно ваше произведение посвящено Фрунзе?

Николай Чергинец, председатель Союза писателей Беларуси?
Нет, конечно, это не взаимосвязано. Книга ведь вышла гораздо позже. Было переиздание. Переведена на испанский язык, болгарский язык.

А вот чему его «Приказ №1» действительно послужил зацепкой, так это совместить новое назначение Михаила Фрунзе, он же Михайлов, и его прототипа в книге с празднованием Дня милиции. Такое впечатление произвел детектив Чергинца на первого министра внутренних дел.

Николай Чергинец:
Фрунзе смог за одну ночь освободить политических заключенных, взять под контроль Почтамт, вокзал и создать милицию.

Именно Николая Ивановича называют основоположником такого жанра в литературе, как милицейский детектив. Он и сам в свое время раскрыл не одно дело. Был лучшим опером города и всего Союза, прошел путь от рядового сотрудника до генерал-лейтенанта милиции. Поимка преступника вдохновляла. Захватывающие сюжеты Чергинец и брал порой за основу будущих книг.

Николай Чергинец:
Моя первая книга – «Четвертый след». Я боялся с ней даже соваться куда-то, она была написана в общих тетрадях, корявым подчерком моим. Продавалась она в киосках по проспекту. Подходишь. Возьмешь за 15 копеек, кажется, все на тебя смотрят.

А ведь было дело, мечтал стать спортивным комментатором. Его заметки об итогах матчей публиковали в ведущих изданиях. А он успевал еще и в футбол погонять. Профессионально. Николай Чергинец был единственным футболистом в СССР с красным дипломом высшей школы тренеров. Выступал за сборную. Стоял на воротах, играл в нападении. Но его главные битвы были вне зеленого поля.

Николай Чергинец:
Операция «Кровь». Эта книга о войне, об оккупации. Они ведь уничтожили всю промышленность Беларуси, убили каждого третьего, создали 260 лагерей смерти.

За основу Николай Чергинец взял Сёмков Городок, где в годы войны фашисты ставили жестокие опыты на детях. Впрочем, как несладко было в начале 40-х, и сам помнит. В четыре вместе с семьей Николай Иванович вернулся в разрушенный и оккупированный Минск. Есть было нечего. Небезопасно. Под чугунной плитой в доме они прятали еврейскую девочку-сироту. Спасли. В 47 Николай Чергинец попадет на другую войну.

Николай Чергинец:
Посмотрите: на стенках стоят маленькие лампадки: 800 таких лампадок с указанием каждого погибшего в Афгане.

С разницей всего в час на Остров слез придут боевой офицер Чергинец и мать того, кто сегодня все еще жив на страницах уже писателя Чергинца. Три года в Афганистане Николай Иванович отдавал интернациональный долг, а на привале, порой под грохот разрывающихся снарядов, описывал все, что видит. Так, еще будучи в Кабуле, в Минске вышла его книга «Тайны черных гор». А после и «Сыновья».

Вера Кобликова, мать воина-интернационалиста:
Фамилия там Коблик, вместо Кобликова. Жили на улице Горького. Я все письма давала Николаю Ивановичу, и вот когда читаю книгу, хочу сказать, что это самая правдивая книга об Афганистане.

Личное дело младшего сына Веры Федоровны Николаю Чергинцу принес командир части. Со словами «Вот, о ком надо книги писать». В Кабуле Николай Иванович пробудет 3 года и даже перевезет туда супругу и школьницу-дочь.

Николай Чергинец:
Если Кабул обстреливался в 83-м году 612 раз, то в 86-м году – 8. Разница большая. Я горжусь тем, что к этому была моя рука приложена.

К своим 80-ти Чергинец успеет еще трижды избраться в парламент, возглавит Комиссию по международным делам и нацбезопасности и даже станет делегатом Беларуси в ООН.

Михаил Мясникович, председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь:
Всегда Николай Иванович находил убедительные слова для того, чтобы даже так называемые спецдокладчики могли, что называется, прислушиваться к мнению белорусской стороны.

Лидия Ермошина, председатель Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов:
При таком блестящем послужном, литературном списке, при всех его достижениях и наградах он является  очень простым. Он обладает качеством, которое я очень ценю в людях, особенно в мужчинах – чувством юмора.

Он напишет не один закон и десятки книг, но главный бестселлер, уверен юбиляр, все еще впереди!

У вас рабочий день нормированный?

Николай Чергинец:
Нет. Иногда подшучивают: «Рано ты с работы идешь». А ты в 6 только на выступление едешь.