Перейти к основному содержанию

Забота о старине в современном мире: кто и зачем в Беларуси возрождает памятники истории и архитектуры

Интересуют иностранцев в нашей стране не только еда, не только чистота и порядок, интересуют памятники истории и архитектуры. Не будем пинать мертвого «советского льва», но, слава богу, из запустения и порой из пепла возрождают знаменитые дворцы и замки, поместья великих предков. Возрождением истории занимается не только государство, но и бизнесмены, и частники-энтузиасты. Это увидела наш корреспондент Алена Сырова.

За свою более чем вековую историю «Совейки» не раз меняли владельца. В свое время здесь хозяйничал граф Чапский, Рыбалтовский, последним из именитых собственников стал Теофил Новицкий.

Владимир Дежурный, смотритель усадебно-паркового комплекса «Совейки»:
Считается, что разрешение на строительство этой усадьбы получил Теофил Новицкий. Здесь есть его инициалы.

Роскошная усадьба и уникальный парк в советское время были здравницей для больных туберкулезом. А после панское имение впало в забвение. В 2010 году представляющую историко-культурную ценность усадьбу за две сотни тысяч долларов выкупила частная белорусская компания.

Владимир Дежурный, смотритель усадебно-паркового комплекса «Совейки»:
Мы не имеем права пока вообще проводить здесь какие-либо работы. Буквально сегодня мне позвонили из исполкома и сказали, что Министерство культуры дало согласование, то есть добро на удаление. Ждем ответ Министерства охраны природы. И тогда начнем работы. У нас на удаление здесь 460 деревьев.

Затяжной период согласования оправдывается разве что детальным обсуждением каждого шага в историческом угодье. Здесь будет проводиться именно реставрация – никакого строительства «с нуля». По закону, все объекты должны вернуть свой прежний облик.

Владимир Дежурный, смотритель усадебно-паркового комплекса «Совейки»:
Сама усадьба, где проживали хозяева этого объекта. Здесь будут гостиничные номера, также останется для проживания, то есть функционально оно не поменяет своего назначения.

Сегодня в списке недвижимых историко-культурных ценностей Беларуси насчитывается 49 объектов. За 8 лет новых хозяев приобрели лишь 11. В Министерстве культуры говорят: это действительно мало, но закон есть закон, и чтобы выкупить шляхетскую усадьбу, например, нужно пройти тернистый путь.

Наталья Хвир, начальник отдела по охране историко-культурного наследия Министерства культуры Республики Беларусь:
Часть вот этой проектной документации – это научно обоснованная справка. То есть специалисты определяют, исторически какого она была цвета, какого цвета была столярка. Какой был изначально внешний облик этого объекта.

Зато для того, чтобы стать «хозяином деревни», как сам себя в шутку называет Дмитрий, особых согласований не потребовалось.

Дмитрий Янков, хозяин деревни «Красный октябрь»:
Года 2-3 ездили по выходным в населенные пункты радиусом 60-70 км от Гомеля и искали подходящее место для загородного дома. Так случилось, что мой поселок, откуда родом мои дед и прадед, уже снесен, его сравняли уже с землей.

Вместе с друзьями он выкупил все дома в умирающей деревне и сам сменил городскую прописку на сельскую.

Дмитрий Янков, хозяин деревни «Красный октябрь»:
Конечно, нелегко, я же далеко не олигарх. Поэтому все в основном приходится делать самому. Жалко ли времени и своей жизни на копание в этих старых чужих домах? Во-первых, они уже не чужие, они мои. А, во-вторых, мне жалко времени, которое я трачу на какие-то бумаги. Мне кажется, что в городе, в офисах, каких-то документах жизнь проходит совершенно бессмысленно.

Андрей Запольский все свое детство проводил на берегах реки Сула, где в свое время проходила граница Великого княжества Литовского и стояла усадьба знаменитейших Ленских – создателей нынешнего завода «Кристалл».

Андрей Запольский, предприниматель:
Стало просто обидно: каждый год мы приезжаем и наблюдаем, что здесь стенки стало меньше, здесь камешки развалились. И когда воспринимаешь, как свое, начинает уже под ложечкой посасывать, начинаешь задавать вопрос: «Что, я буду за этим наблюдать равнодушно?» Давайте что-то делать.

Чтобы содержать и продолжать развивать эти угодья, в месяц уходит порядка 40 тысяч долларов.

Андрей Запольский, предприниматель:
За вложенные сюда деньги, наверное, можно было бы восстановить гигантского масштаба дворец в районе МКАД. Но это и есть понятие «родные корни». Потянуло именно в места, где когда-то катался на велосипеде.

Не прибыли ради, а по зову сердца Вера Евгеньевна вместе с супругом Александром Васильевичем переехала в местечко Райцы 7 лет назад.

Вера Солдатова, владелица усадьбы Раецких:
Первое упоминание – 1511 год, литовские метрики. В 1527 году приобретают Дунины и по месту жительства Райца становятся Раецкими. Одни из Раецких – это Раецкие, защищающие Москву. Другие участвовали в восстании против царя-батюшки в 1863 году. Третьи были священниками. А четвертые с Наполеоном прятали золото.

Реставрация дома, конечно, идет не таким быстрыми темпами, как хотелось бы, зато есть время внимательно и вдумчиво подойти даже к выбору материалов.

Вера Солдатова, владелица усадьбы Раецких:
Оштукатурен дом известкой, а известь гасили за 100 лет до строительства дома, то есть своим наследникам. Мы понимаем, что такую известь нам достать просто не суждено. Мы попробовали свои растворы.

Семья Солдатовых открывает двери дома Раецких всем, кто просит, и угощает чаем на террасе с видом на сад, как и прежние хозяева несколько веков назад. Однако о том, чтобы присвоить этому дому свое имя, речи не идет.

Александр Солдатов, владелец усадьбы Раецких:
Дом живет дольше человека. И его присвоить полностью себе нельзя. Он был чей-то, еще будет чей-то.

Вера Солдатова, владелица усадьбы Раецких:
Этому дому принадлежат такие фамилии, такие родословные, что просто диву даешься. Во-первых, Дунины-Раецкие. Во-вторых, Юзев Верещака был на Раецкой женат. Это родословные, которые обнимают всю Европу. И хочется эту историю сохранить.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ